Вся элитная недвижимость столицы

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Статьи

Земля, Вода, Дороги и Соседи: Как найти жилище мечты

«Обзаводясь землей, приглядись прежде всего к воде, дороге, соседу», ― говорил, если верить всеведущему Интернету, Плиний Старший. Уже мало кто помнит, кем он был и когда жил, но имя, во всяком случае, на слуху. Поддержим уважаемого древнего римлянина и повторим его совет. Высказан он был, кстати сказать, в первом веке новой эры, то есть 2000 лет назад, но с того времени совершенно не потерял актуальности.

«БОЛЬШАЯ ВОДА» ДЛЯ КОМФОРТНОЙ ЖИЗНИ

Все населённые пункты, возникшие «органическим» путём, а не в результате волевого действия какого-нибудь правителя, стоят на воде. И даже те, которые основаны по указу, тоже часто стоят на воде — вспомним Санкт-Петербург. Дело здесь не только в том, что вода — это источник жизни, а озеро, море или река является естественной транспортной артерией. Специалисты по урбанистике рассматривают воду иначе: как своего рода «каркас», на который впоследствии «надеваются» вся городская инфраструктура и социальная жизнь.

Водоёмы обеспечивают целостность городской ткани и делают город живым организмом, и если их нет в должном количестве, то их искусственно проектируют и создают. В китайской традиции фэн-шуй воду рассматривали как мощный активатор энергии и поэтому уделяли большое внимание расположению водных объектов — а китайцы, что ни говори, знают толк в ландшафтном дизайне. В общем, человек испытывает потребность в том, чтобы жить рядом с водой, поэтому стоимость жилья на береговой линии всегда выше, чем на удалении от неё — даже несмотря на то, что около воды всегда ветер и повышенная влажность.

Естественно, состояние водоёмов в городах, как правило, оставляет желать много лучшего. Даже если в них не сливаются промышленные и канализационные стоки, человек всё равно ухудшает их экологию — просто потому, что живёт рядом и привносит во внешнюю среду всё, что связано с его жизнедеятельностью. Негативно влиять на состав и качество воды, на степень насыщения её кислородом, на жизнь обитателей водоёма могут проезжающие мимо автомобили, работающие рядом магазины и рестораны и даже люди, просто прогуливающиеся по берегу. Да, в больших городах водоёмы регулярно чистят, стараются ограничивать их использование, строят станции аэрации, но все эти меры не могут обеспечить сохранение первозданной чистоты водного объекта, а значит, не гарантируют нам, что вода не станет угрозой для нас самих. И дело тут не в сказочных водяных, а во вполне реальных химии и физике. Загрязнённая вода способна отравить землю и воздух — потому что она, как известно, всегда найдёт, куда течь, она проникает везде и везде способна оставить свой след, как животворный, так и опасный для здоровья и жизни.

Плиний Старший, конечно, не знал об этом, но всё равно советовал при покупке недвижимости в первую очередь обратить внимание на воду. За две тысячи лет наше понимание связей между человеческой жизнью и водой только углубилось, поэтому завет Плиния сейчас как никогда актуален. Но, к сожалению, трудноисполним: найти в современном мегаполисе живописный и безопасный водоём, рядом с которым хотелось бы жить, с каждым годом становится всё труднее.

«ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ПАРК» КАК УРБАНИСТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ

В середине XIX века американский архитектор Эндрю Джексон Даунинг предложил жителям Нью-Йорка создать в центре Манхеттена общедоступный парк. Он был уверен в том, что такой парк, «хотя и потребует средств, но при этом облагородит, сделает культурным национальный характер, воспитает любовь к сельской красоте… в таком парке жители будут кататься на повозках, верхом на лошадях… и на время забудут грохот мостовой и ослепительный блеск кирпичных стен». Ему не было суждено дожить до реализации проекта, который теперь известен всему миру как Central Park в Нью-Йорке, но идея о том, что мегаполису нужен парк, остаётся как никогда актуальной. Особенно сейчас, когда в Нью-Йорке проживают не полмиллиона, как во времена Даунинга, а все восемь с половиной миллионов человек. Центральный парк Нью-Йорка — это не только «лёгкие» огромного города, но и центр его общественной жизни и важная составляющая культурного кода нации. Впрочем, идею нельзя было назвать новой даже для того времени: парковые зоны наличествовали во всех крупных городах, будь то Лондон с его Гайд-парком, Париж с Булонским лесом или Вена с парком Пратер.

Просто их не создавали специально с нуля, а реконструировали уже имеющиеся зелёные массивы, придавая им новые функции. Горожанин, как бы комфортно он себя ни чувствовал среди асфальта, кирпича и бетона, всё равно подсознательно испытывает тягу к природе и готов платить дополнительные деньги за соседство с парковой зоной. Дело здесь не только в экологии (хотя и о ней забывать нельзя), но ещё и в ощущении душевного комфорта, не говоря уже о том, что городские парки — это, как правило, места, где концентрируется спортивная, развлекательная, рекреационная, культурная и другая инфраструктура, так необходимая современному горожанину для того, чтобы ощущать душевное равновесие и своевременно восстанавливаться после постоянно преследующих его стрессовых ситуаций.

Естественно, спрос рождает предложение, и вот уже рынок недвижимости переполнен рекламами «домов у парка», «рядом с лесным массивом», «посреди заказника» и т.д. Как правило, речь идёт о многоквартирной застройке, которая если и даст покупателю ощущение соседства с природой, то это будет в большей степени иллюзия, чем факт. Российские города, особенно исторические, не строились в логике комфортной жизни. В период массового жилищного строительства XX века в первую очередь решалась проблема расселения старых домов, не предназначенных для большого количества жильцов, а о том, чтобы создать рядом с домом парковую зону, думали в самую последнюю очередь. Эта задача как-то ещё решалась в спальных районах на окраинах, но если речь шла о престижном жилье в центре города, то приходилось принимать правила игры, заданные уже сложившейся городской средой. К Петербургу/ Ленинграду это относится в первую очередь. Здесь эксперименты с инфраструктурой не просто затруднены — они запрещены, так как весь центр города представляет собой охраняемую территорию всемирного наследия ЮНЕСКО. Конечно, и здесь есть сады и парки, но они сами являются музейными объектами, и это исключает для них любой вариант развития. Получается, что так называемое «элитное» жильё в центре Петербурга лишено одного из главных атрибутов настоящего комфорта — близости к зелени и открытой воде. Город гранитных набережных и кованых оград заставляет нас делать выбор между престижем и качеством жизни. Хотя в действительности нам бы хотелось и того, и другого.

СОСЕДСТВО — ДЕЛО ВЗАИМНОЕ

В русском языке много пословиц и поговорок о соседях, и в большинстве случаев они звучат несколько иронично. С другой стороны, близкий сосед лучше дальней родни — об этом мы тоже знаем. Соседство в значительной степени определяет бытовые условия нашей жизни. Дело не в анекдотичных походах за солью, которые, к счастью, больше не практикуются, а в уровне социального комфорта. С кем вы будете соседствовать на парковке, кто плещется рядом с вами в бассейне, кого вы встретите утром во дворе — возможно, именно это определит ваш день, с самого начала сделает его приятным или безрадостным.

К сожалению, соседей не выбирают. А жаль. Даже так называемые клубные дома, которые, казалось бы, должны обеспечивать однородность социального окружения, не могут гарантировать, что вашими соседями окажутся приятные в общении люди одного с вами культурного уровня и с близкими взглядами на жизнь. Продажа недвижимости — это бизнес, и естественно, что квадратные метры продаются тем, кто за них платит. Трудно представить себе девелопера, который перед заключением договора купли-продажи станет сам встречаться с будущим жильцом и проводить с ним собеседование на предмет того, подходят ли его стиль жизни и система ценностей сообществу, формирующемуся в новом доме. «Клубность» дома, как правило, выражается в чисто материальных аспектах: в платёжеспособности покупателей, в наличии инфраструктурных объектов и сервисов, и не подразумевает какой-то общей идеологии, которую должны разделять будущие жильцы. Согласование принципов совместного проживания девелопер оставляет на совести собственников жилья.

MILL CREEK: МЕСТО, ГДЕ ВСЁ ВОЗМОЖНО

Так что же, рецепт Плиния Старшего так и останется для нас недостижимым идеалом, невозможным в век тотальной урбанизации? Конечно, это не так. Если условия современного города не дают нам возможностей для комфортной жизни, значит, эту жизнь нужно найти за городом. Там всё создаётся с чистого листа, а не вписывается в уже имеющийся урбанистический ландшафт, и создаётся таким, каким оно должно быть, а не так, как получится. Там нет тех ограничений, которые всегда будут в мегаполисе, там ближе вода и зелень, и с соседями, даже если они не совсем на одной волне с вами, можно будет видеться не так часто — ведь там можно купить собственную резиденцию, а не апартаменты в многоквартирном доме. Только там и есть настоящая свобода, а не вечный компромисс, как в городе. Да и инфраструктура в Ленинградской области с каждым годом становится всё лучше и всё более соответствует самым взыскательным требованиям. Пожалуй, лучшим примером того, как все достоинства сочетаются в одно месте, является комплекс резиденций Mill Creek, расположенный во Всеволожском районе.

ВОДА. На территории Mill Creek есть три озера общей площадью 50 Га, два бассейна с подогреваемой водой и пляжи с мелким песком. На озёрах возможна летняя и зимняя рыбалка, и рыба попадается весьма крупная. Пляжи выглядят так, что в этой локации можно делать видео про Лос-Анджелес. Собственно, уже и делают: например, группа Little Big именно здесь снимали клип на песню «Moustashe». Кстати, все водоёмы в Mill Creek искусственные. Почему это важно? Во-первых, в них нет никаких стоков, и можно не беспокоиться о чистоте и безопасности воды. Более того, за составом и состоянием воды в озёрах, а также за жизнью их обитателей постоянно следят специалисты. Во-вторых, к искусственным водоёмам, находящимся на частной территории, не применяются законодательные нормы, распространённые на водные объекты общего пользования — то есть рядом с ними не появятся какие-то случайные люди с неконтролируемым поведением, которые могут испортить экологическую обстановку и настроение окружающим. А если у вас есть тяга к большой воде, то и до Ладоги здесь сравнительно недалеко. Напомним, что Ладога — это самое большое в Европе пресноводное озеро, мало чем отличающееся от моря.

ЗЕМЛЯ. Mill Creek расположен рядом с полем для гольфа. Можно сказать, что это определяет всё. Любое гольф-поле — это в первую очередь красивый видовой объект с рукотворным ландшафтом. За его состоянием также постоянно следят специалисты, заботясь о том, чтобы поле сохранялось в первозданном виде. Травяной покров регулярно увлажняют и на зиму укрывают специальной тканью, под которой он сохраняет свой яркий цвет до весны. Мало кто знает об этом, но в этике гольфа существует непреложное правило: любое повреждение грунта — например, след от удара клюшкой — немедленно заделывается самим игроком или его ассистентом, чтобы не допустить разрушения поверхностного слоя почвы. Так же бережно в Mill Creek относятся и к ландшафту в целом. Все элементы гольф-поля — площадки для удара, места размещения лунок, открытые участки, преграды и песчаные ловушки (есть и такие) — являются постоянными, и вы можете быть уверены, что и через десять лет полюбившийся вам живописный вид из окна останется прежним, таким же ярким и волнующим, даже несмотря на смену времён года.

ДОРОГИ. Для удобства жителей и гостей в Mill Creek создана собственная дорожная сеть. Внутри комплекса резиденций можно передвигаться не только на гольф-карах, но и на обычных автомобилях – разумеется, с соблюдением скоростного режима. Транспортная доступность тоже на высоте: Mill Creek расположен во Всеволожском районе Ленинградской области, но до Дворцовой площади отсюда не более часа пути, а до Пулково около 40 минут.

СОСЕДИ. Снова вспомним о соседстве с гольф-полем, на сей раз не только из-за видовых характеристик. Mill Creek – это не просто пространство для комфортной жизни, это ещё и один из лучших в России гольф-клубов. Он и создавался как своего рода демонстрационная площадка для Калейдоскоп-гольфа – инновационного изобретения, которое может в корне изменить всю индустрию этого аристократичного вида спорта и о котором последнее время много говорят в мире. А гольф предполагает определённое качество аудитории. Это не значит, что все жители и гости Mill Creek гольфисты, но гольф задаёт те этические нормы, которым они следуют. Гольф – игра, в которой совершенно неприемлемы неуважение к сопернику, нечестность, недоверие, отсутствие выдержки. Игроки в гольф бережно относятся к природе и к рукотворным объектам, стараются держать под контролем свои эмоции, ценят живое общение с единомышленниками и охраняют чужое право на приватность. Те, кто не находит в себе сил следовать этим простым правилам, просто не играют в гольф. Можно с уверенностью говорить о том, что в Mill Creek существует настоящая клубная система или, вернее, что принципы и ценности гольф-клуба Mill Creek распространились на всю территорию комплекса. Это не просто «клубный посёлок», каких много в Ленинградской области и за которыми, как правило, не стоит никакого реального содержания – это настоящий клуб единомышленников, разделяющих симпатии и интересы друг друга.

Разумеется, в Mill Creek существует вся та инфраструктура, которая делает жизнь современного человека по-настоящему комфортной и самодостаточной. Хотя это своего рода «базовый набор», по умолчанию предполагаемый в жилых комплексах такого типа и такого уровня. Земля, вода и дороги в Mill Creek заслуживают самой высокой оценки. Но самым важным является та атмосфера добрососедства, приватности и настоящей свободы, которая ощущается буквально каждую секунду пребывания в Mill Creek. Свободы, которая недостижима даже в самом элитном районе мегаполиса, свободы без вынужденных компромиссов. Так что можно быть уверенным: Плиний Старший, доживи он до наших дней и попади в Mill Creek, оценил бы его по достоинству.